Усть-Миасс

Курганская область, Каргапольский район

Картофельный бунт в 1843г       
 
Первый мешок семян картофеля  на Родину из Голландии отправил царь-реформатор Пётр I, за что ему великое спасибо от благодарных потомков.
Но на Руси  скоро сказка сказывается, да не скоро картошка сажается. Эпопея с распространением картофеля продолжалалась почти полтора века -  со времен Петра и до первых неуверенных успехов. Ну а кульминацией этой эпопеи стали события, произошедшие в 1841-1843гг в царствование Николая I, которые вошли в историю под названием "картофельные бунты".
 
 
 
 
 
Шадринский уезд Пермской губернии
 
 В Шадринском уезде в 1843г бунт охватил 7 волостей. Это были чёрные дни для старост, писарей и священников. Волостные управы направляли в уезд тревожные сообщения: «…картофку, окаянные, не берут для посадки, зерно на десятый двор (место, куда свозился оброчный хлеб) не везут, подати не платят, «Золотую грамоту» спрашивают». Села бурлили. У волостных правлений устраивались собрания, где договаривались  об обыске писарей и священников.
Выдержка из книги Г.М. Плеханова «Страницы былого»:
«Большие волнения были в с.Батуринском и во всей Батуринской волости. В с.Таволжанском около 700 крестьян, вооруженных дрекольем, кто вилами и дубинами, ворвались в сельское управление, арестовали писаря, шкаф с делами разбили железным ломом, выбросили из него все документы, искали «Золотую строку»… Вскоре весть о бунте в Батуринской волости разнеслась по всей округе. Уже 9 апреля 1843г она докатилась до Окуневской волости, Бакланской, Каргапольской и Усть-Миасской. В Бакланке толпа в 100 человек, захватив с собой волостного голову Вторушина, уроженца д.Долгой, с шумом и криками отправилась в с.Каргапольское, как более бунтарское село».
 

  

 Из книги А.Н. Зырянова "Крестьянское движение в Шадринском уезде Пермской губернии в 1843г" о событиях в с.Усть-Миасском.
 
 
 Бунт_1   Бунт_2   Бунт_с.47
 Бунт_с.48   Бунт_с.49   Бунт_с.50
 
Интересный эпизод бунта в Шадринском уезде описал Д.Н.Мамин-Сибиряк в романе «Хлеб»: «В 40-х годах с. Суслон (видимо, имеется ввиду с.Батурино) сделался центром странного «картофельного бунта». Дело вышло из-за министерского указа об обязательном посеве картофеля. Запольский (Шадринский) уезд населён исключительно государственными крестьянами, объяснявшими обязательный посев картофеля как меру обращения в крепостную зависимость. Тёмная крестьянская масса всколыхнулась почти на расстоянии всего уезда (…) толпа мужиков поймала молодого ещё тогда  писаря Замараева и на верёвке повела топить его в р. Ключевой (р.Исеть), как главного виновника всей беды, потому что писаря и попы скрыли настоящий царский указ. В этот отчаянный момент (…) писарь пустился на отчаянную штуку:
       - Ведите меня в волость, я всё покажу!
Когда тысячная толпа привела писаря в волость, он юркнул за стол, обложился книгами и ещё смелее заявил:
       - Ну-ка возьмите меня через закон. Вот он закон-то весь тут.
Мужики совершенно растерялись, что им делать с увёртливым писарем. Погалдели, поругались и начали осаживать к двери». 
Описанный случай выглядит как анекдот. На самом деле всё было гораздо серьезнее… 
       
 Причины. На самом деле события 30-40 годов произошедшие в нескольких губерниях не совсем точно объединили одним названием – «картофельные бунты». Если в Вятской и Казанской губерниях главной причиной действительно было нежелание крестьян выращивать не известную им культуру, каковым являлся картофель, то бунт в Шадринском уезде весной 1943г возник на почве ложных слухов, будто государственных крестьян здесь казна продала помещику. Отказ от посадки картофеля отошел уже на второй план, а сам бунт в народе называли «завороха», «бунтовка», «бунтовый год».
В 1838г Николай I учредил новое Министерство государственных имуществ, которое должно было ведать не крепостными, а государственными крестьянами, то есть крестьянами, не принадлежавшими помещикам, каковыми были крестьяне Сибири. Главой министерства стал генерал Киселев. По мысли Николая, новое министерство должно было поднять нравственность и зажиточность государственных крестьян, а также устраивать для них школы и больницы.
Проводить реформы в России – дело не благодарное, да ещё при полном отсутствии гласности, поэтому стоит ли удивляться тому, как крестьяне их восприняли.
В передаче крестьян в введение Министерства госимуществ виделся перевод их в «господские владения». Общественные запашки под пшеницу и картофель расценивалась не иначе, как «барская запашка».
В описываемое время в волостных управах увеличилось количество должностных лиц. Шадринский краевед А.Н.Зырянов, свидетель событий 1842-1843гг  в статье «Крестьянское движение в Шадринском уезде Пермской губернии в 1843г» писал: «…Писари, как люди особого, так сказать, класса, нередко щеголяли своими форменными кафтанами. Кафтаны сiи сверхъ меры и положенiя обшивали широчайшими серебряными галунами и обсаживали блестящими пуговицами, что придавало имъ вполне видъ «барскiй» и «чиновничiй» (…)  При небольшомъ жалованiи жили они въ селеньяхъ лучше всехъ, жили роскошно, сытно, привольно въ довольстве, въ достатке, имея большiе домы или обширные квартиры, почтенное количество рогатого скота, лошадей, даже экипажи и иногда значительныя запашки. Съ народа бралось, съ народа и получалось». 
Крестьяне относились к этим изменениям как к предательству общинных интересов и продажу их свободы. В этом и обвиняли представителей сельской администрации во время бунта. Писари и волостные головы «были биты дрекольем», к иным крестьяне «употребляли всякiя истязанiя», «нападали на дома, требуя подлиннаго указа о передаче ихъ въ неволю»«Вы, писаря, разбойники, обирали, обдирали нас, да мало того показалось, да вы ещё нас продали под барина, польстились, что он вам дал жалованье, да кафтаны!». Считалось, что «начальники должны служить без жалованья, а за очередь» и, «что почётных кафтанов им не нужно».   
Жалобы на притеснение властей поступали постоянно. Крестьяне жаловались на то, что обывательских лошадей безо всяких пригонов брали «люди всякого звания – священники, дьяконы, причетники, писаря, становые приставы и их семейства и даже мещане и купцы, пользуясь знакомством с волостными и сельскими начальниками и писарями…». Незаконные поборы имели место при постройке домов, при выдаче паспортов и т.д.
Масла в огонь подливали провокационные слухи и «подмётные письма» с разного рода небылицами. Распространялись слухи об «Указе с золотыми строками и золотым клеймом», где, якобы, говорилось о закабалении крестьян и, что сочинили его «…вожаки и писаря. Царь-де заупрямился, не согласился отдавать крестьян Министру, и написал о том сибирскому народу грамоту. Но перехватили эту грамоту писаря да попы и прячут, не показывают её народу».
  
 
Усмирение бунта. 24 мая 1843г по докладу начальника III жандармского отделения  Александра Христофоровича Бенкендорфа, царь Николай I приказал сибирскому генерал-губернатору Горчакову «произвести расправу надъ арестованными и исполнить это при собранiи окольныхъ крестьянъ въ разныхъ пунктахъ, где наиболее распространены были означенныя беспокойства».
В Шадринский, как и в другие бунтовавшие уезды,  были введены войска. Крестьянин В.Г.Черемисин (Шадринский уезд) рассказывал: «Я родился после батуринского-то бунта, десятка, знать-то, на полтора лет. Только о бунте слыхал от родителя и других стариков. Никакого бунта бы и не было, если бы не начальство. Оно, говорят, стало требовать, чтобы мужики шли работать на фабрики, будто бы как наёмные рабочие. Мужики думали, что так, для отводу глаз, наёмными-то: как на фабрику придут, тут их и отдадут под барина! В Батурино попы с писарем и волостным головой заперлись в церкви. Когда про бунт-то узнало начальство в Шадрине, выслали солдат на усмирение. Когда солдаты пришли, тут батуринцев зачали хватать и увозить в Шадринск. Там стали на площади гонять через строй. Гоняли через «семь концов». Значит, одного человека гоняли через один и тот же строй 7 раз. После каждого конца давали пить, а потом гнали опять и били. Не всех бунтовщиков прогоняли через строй. Кто был побогаче, те занеслись деньгами, откупились. А смотреть на то, как наказывали мужиков, сгоняли в город со всех деревень из-под городу и дальше».
По окончании следствия в Шадринском уезде названы 165 зачинщиков, среди которых оказались отставной коллежский секретарь, отставной унтер-офицер, награждённый знаком отличия  Св. Анны, медалями «За взятiе Парижа», «В память 1812г», нашивками. Названы ещё 10 нижних чинов, уволенных с бессрочной службы или вышедших в отставку. Именно они командовали крестьянами, строили колонны, «растягивали фрунт»…
А в селе Каргапольском уже в 1844г рассматривалось уголовное дело, связанное с выращиванием картофеля. Крестьянке П.Марковских в суде было предъявлено обвинение «за распространенiе ложныхъ слуховъ о появленiи изъ картофеля мелкихъ животныхъ гадинъ».
 
Заключение. Но жизнь шла своим чередом. Никакого закабаления Сибирского крестьянства не произошло, а через пару десятилетий посадки картофеля стали массовыми. 
В Европе распространение этой культуры тоже проходило не гладко. Но в каждой стране эту проблему решали по-своему. Например, во Франции, по свидетельству Герцена, министр финансов Тюрго, "видя ненависть французов к картофелю, разослал всем откупщикам, поставщикам и др. подвластным лицам картофель на посев, строго запретив давать крестьянам. С тем вместе он сообщил им тайно, чтобы не препятствовали крестьянам красть не посев картофель. В несколько лет часть Франции обсеялась картофелем!". Мудрое решение. 
У нас в России свои особенности. Вначале были шпицтрутены и картеч;  дело же сдвинулось с мертвой точки только когда разрешили «свободную выкурку вина изъ картофеля на всехъ заводахъ и прiемъ такого спирта, вина или водки наравне съ хлебными». Затруднений в сбыте технического картофеля особых не было, и постепенно он стал распространённой культурой, из которой, кроме спирта, производили патоку и крахмал для кондитерской промышленности.
В начале 50-х годов XIXв шадринец Д.И.Хохлов сумев, записаться во 2-ю гильдию, организовал в волостях Батуринской,  Каргапольской (в д. Вороновой), Усть-Миасской (д. Липняговой) посевы картофеля, который перерабатывался на  картофельно-паточных заведениях. На двух заводах (в Каргапольской и Усть-Миасской волостях) в год перерабатывалось до 50 000 пудов картофеля. Позднее каргапольский купец И.Е.Морозов арендовал под эту культуру до 1000 десятин  земли (в том числе и в Усть-Миасской волости). Перерабатывал его на собственном паточном заводе.
Патока использовалась для изготовления конфет и пряников. В Шадринске работали 10 крупных пряничных заведений и несколько мелких с общей производительностью до 65тыс. пудов пряников и до 15 тыс.пудов кренделей. В конфетных заведениях вырабатывали в общей сложности до 10-12 тыс. пудов товара  -  конфет самых дешёвых сортов.
А в 40 годы уже XX в, во время Великой Отечественной войны, картофель стал поистине «вторым хлебом» для голодающего тыла…
 
ИСТОЧНИКИ:
  1.  Г.М.Плеханов "Страницы былого"
  2. Н.Д. Мамин-Сибиряк "Хлеб".
  3. А.Н. Зырянов "Крестьянское движение в Шадринском уезде Пермской губернии в 1843г".
  4. А.И.Герцен "Былое и думы".

 

 
 
_________________________________________________________________________________
 
Шестаков В.П. 

        Рейтинг@Mail.ru